Сообщества как феномен общества коммуникаций
Как сообщества стали большой частью жизни людей в России и за рубежом. Почему инфлюенсеры как стержень сообществ были ошибкой. Эффективность горизонтально-огранизованных сообществ. Запуск проекта, посвященного сообществам от Blessed.Moscow.
1
Россия это страна в которой исторически сложилось многообразие культурных, этнических, религиозных, классовых, мировоззренческих различий. Сегодня, когда глобализация порождает больше разногласий, чем единства, многие люди ощущают это многообразие как проблему. Считается, что проблему многообразия надо решать единообразием и группомыслием. Хотя различия — это не столько проблема, сколько данность.

С другой стороны, чем больше город, тем чаще в нем слышно об эпидемии одиночества. Хотя социологи говорят, что это часто осознанный выбор. Просто индивидуалисты делают выбор в пользу карьеры и саморазвития, а не в пользу развития своих социальных связей.
2
В российском обществе ситуация с социализацией ухудшается еще и тем, что тут не терпят попытки перехода к другой культурной или социальной группе. Более того, каждый член группы знает, как важно сохранение имеющейся социальной иерархии. В случае конфликта с другой группой считается, что нужно «поставить собеседника на место» или демонстративно показать, что собеседник «забыл, где его место». «Знай свое место», «Ты кто такой?», «Ты знаешь, кто я?». Фольклор и речь показывают, как глубоко в нас сидят такие понятийные конструкты, которые определяют «место» человека в социальной иерархии.
И, наконец, мы до сих пор не прошли этап развития индивидуализма. В отличие от Западной Европы, где индивидуальное давно стало преобладать над коллективным. «К примеру, в Англии это было обозначено ещё с принятием Habeas Corpus Act в конце XVIII века». «Выскочек», идущих против большинства и пытающихся организовать другой социальный порядок, у нас не любят.
3
В тоже время в западном обществе отмечается повышенный интерес к различным узким группам. Стал популярен культурный феномен формальных и неформальных организаций людей с общей идентичностью, ценностями и целями. Даже те, кто не принадлежат к этим группам, живо интересуются настоящими или выдуманными историями о них. Например, оказались очень популярны сериалы "Дикая-дикая страна" (Netflix) о целом городе основанном гуру для своих последователей в Орегоне, "Тропа" о выдуманной религии (HBO), такие романы как "Девочки" Эммы Кляйн и "Дети рая" Френда д'Агиара и даже обличительные материалы в СМИ про такие группы как NXIVM, OneTaste и Children of God. Чем более закрыты от широкой публики и непонятны ритуалы инициации в таких группах, тем привлекательней они для широкой публики.

Сообщества, создаваемые вокруг социальной повестки, отличаются от таких секретных сообществ. Но все чаще даже прогрессивные группы с социальной повесткой начинают приобретать закрытый и эксклюзивный характер.

Когда основатели "Марша женщин" (Women's March) были обвинены в антисемитизме, между организаторами локального и федерального уровня начали возникать конфликты. В таких группах, защищающих окружающую среду, как Audubon и Sierra Club, возник внутренний раскол на почве отношения к анти-иммиграционной политике. В таких случаях, сообщества возникшие на принципе открытости и братства становятся больше похожи на воинствующие группировки.
4
В России сообщества становятся воинственными немного по-другому. Группировки «Лев против», «СтопХам» и им подобные интересны тем, что с одной стороны объединяют они объединяют людей вокруг актуальных идей. К примеру, в обществе есть запрос на дружелюбные всем публичные пространства. С другой стороны, создается впечатление, что они созданы только для того, чтобы агрессивно бороться с теми, кто ведет себя, как им кажется, неправильно. А их повестка, оставаясь актуальной для общества, не получает должного развития в результате слаженных действий их сообщества. К примеру, они не показывают, каким досугом можно заменить поведение в публичных местах, которое им не нравится.

Но почему, несмотря на изначально заявленные общие цели, сообщества начинают в процессе работы над ними сообщества начинают менять вектор своего развития? Возможно, ответ кроется в психологии групповой динамики и группомыслия.

Предположительно причины группомыслия лежат в стремлении группы достичь согласия по обсуждаемому вопросу. Такое желание мешает критическому осмыслению альтернативных вариантов. Сохранение единства группы становится более значимым, чем реалистическая оценка альтернативных вариантов решения. Вероятно, в итоге за борьбу с источниками нежелательного поведения высказывается большее участников группы, чем за выработку плана работы по продвижению более желаемого времяпрепровождения.
5
Хорошим примером того, как причастность к сообществу отключает критическое мышление и делает людей более внушаемыми является следующий тренд зародившийся на Западе.

Официальная медицина (и на Западе и в других странах) часто не принимает вопросы женщин со здоровьем всерьез. Главной причиной этого является сексизм: врачи обычно думают, что большинство женщин ипохондрики и на пустом месте придумывают себе недомогания. Или, что они могут выдерживать высокий уровень боли, благодаря способности рожать детей. Поэтому (преимущественно привилегированные, с хорошим достатком) женщины, не без оснований не доверяя официальной медицине, создали свое сообщество заботы о себе и здоровье (велнес). Вокруг этого сообщества образовалась целая индустрия средств ухода за собой и здоровьем.

К сожалению, их эффективность часто не доказана и они даже могут быть опасны для здоровья. Как, например, гомеопатия. Сейчас этот тренд активен и в России и в других странах. И это не случайно. Велнес-продукты и услуги созданы специально для того, чтобы женщины почувствовали, что их индивидуальным потребностям уделяют внимание. Даже если это выражается через диету, основанную на смузи, грязевые ванны или лечение пиявками. Чтобы вы ни думали о детоксе и людях, его продающих, обычно это люди, которые хотят заботиться о вас и знают, насколько хрупко ваше счастье и здоровье, и они хотят, чтобы вы жили полной жизнью. Этого сложно ожидать от официальной медицины.

Но здесь внушаемость, которую мы получаем будучи частью группы, начинает играть против нас. Поверив, что науке и традиционной медицине нельзя доверять, легче принять и дезинформацию. Можно начать соблюдать безглютеновую диету, не имея показаний к этому в отсутствие редкой глютеновой болезни, или начать отказываться от вакцинации.

Официальная медицина уже реагирует на феномен таких сообществ, обучая своих врачей проявлять эмпатию и сострадание, что приводит к улучшению удовлетворенности пациентов и финансовых показателей для лечебных учреждений.

Так мы видим, что деятельность одного сообщества может косвенно привести и к позитивным переменам в обществе в целом, и к негативным.
6
Тем временем, в России за двадцатый век сложилась своя традиция не доверять официальной медицине и другим институциям. У нас больше доверяют "проверенным людям". Скорее услышишь не "порекомендуйте проверенную клинику", а — "у кого есть проверенный врач". На эту почву логично лег феномен блоггеров и опинион-лидеров. Среди прочих, доктора и разные другие специалисты стали развивать свои Instagram-профили и пользоваться популярностью. Российское велнес-сообщество формируется преимущественно вокруг блоггеров. Этим стали пользоваться множество велнес-инфлюенсеров, а также откровенных шарлатанов.

Скандальное разоблачение одного такого шарлатана произошло в российском Instalgra, весной 2019 года. Выяснилось, что "биохимик" Елена Корнилова с более чем 260 тысячами подписчиков в Instagram подделала свои медицинские дипломы и ее советы по употреблению БАДов могут оказаться просто вредоносны.

И это только один из сигналов того, что уровень доверия к инфлюенсерам падает. Несмотря на то что блоггеры убеждают свою аудиторию, что продвигают рекламируемый продукт искренне и «сами им пользуются», люди начинают сомневаются в этом. В российском обществе нарастает кризис доверия к тем, кто наверху пирамиды в самых разных сферах. И это одно из проявлений роста осознания сообществами своей силы.

Одним из ярких последних примеров кризиса такого доверия к лидерам стал скандал вокруг личности Тони Роббинса, одного из самых известных лайф-коучей в мире. После его резонансного выступления в Москве в 2018 году он "в считаные дни стал явлением в России", как говорит директор Школы бизнеса "Синергия", организовавшей его приезд. Но не совсем в том ключе, который можно было ожидать. Мемы и заголовки в духе "как Тони Роббинс надурил москвичей" и "необъяснимый лохотрон" были ещё самыми безобидными. Поднявшаяся медийная волна привела к тому, что второй его приезд в Россию было решено отменить самими организаторами.

Отношение к опинион-лидерам меняется, но потребность сообществ в них объяснима. Они обладают силой собирать людей вокруг себя, своего образа и своих идей.

Хотя тот факт, что многие из них попадают в эту категорию, не являясь таковыми в классическом понимании, говорит о вырождении этого феномена. Они говорят: "Зачем вы мне пишите и спрашиваете, как я ухаживаю за волосами или кожей просите рассказать, на какой я диете сижу? Я ничего такого не делаю". Сообщества стали более автоматически выбирать себе инфлюенсеров. К ним теперь относятся с меньшей серьезностью. Главными остаются внешние атрибуты — фотогеничность внешнего образа и стиля жизни — а тематика содержания, контента, ушла на второй план. Стали появляться цифровые инфлюенсеры, которые не существуют в реальности. Накрутка подписчиков стала популярным методом, который всем известен и тоже снижает доверие к инфлюенсерам.

Пожалуй, самым большим сотрясением для вселенной инфлюенсеров эпохи Instagram в глобальном масштабе стал скандал вокруг американского фестиваля Fyre. Фактически он так и не успел стать фестивалем. Все что ему понадобилось для того, чтобы привлечь внимание всего мира, было снять несколько роликов с красивой жизнью на яхтах и пляже в компании моделей и инфлюенсеров из Instagram. В момент запуска он фактически так и оставался только красивой картинкой в социальных сетях. Как только это поняли посетители, приехавшие на остров с мокрыми матрасами и тентами вместо шикарных бунгало, все инфлюенсеры начали спасать свою репутацию, делая заявления в том же Instagram.

Империя инфлюенсеров падает у нас на глазах -- и это хорошая новость. Сообщества могут и должны создаваться и существовать без них.
7
Подытожим: сообщество — это когда люди объединяются вокруг определенной идеи на некоммерческой основе. Это стало особенно легко делать, благодаря коммуникационным технологиям. Настолько легко, что многие до сих пор не верят, что новые онлайн-сообщества — например Википедия — могут быть высоко эффективны.

Хорошим примером использования современных технологий коммуникаций для создания эффективных сообществ является деятельность Центра Прикладной Урбанистики. ЦПУ видит город как "среду" для "неравнодушных горожан, активных бизнесменов, адекватных чиновников, которые пытаются кто в одиночку, а кто сообществом/командой что-то изменить/кого-то вовлечь, что-то сохранить или придумать." (Например, фестивали "Том Сойер Фест" в городах России.) В ответ ЦПУ помогает этой среде создать "сообщество сообществ, горизонтальную сеть экспертов-практиков, предпринимателей, городских активистов из разных городов." В этой сети "нет главных". Она основана на принципах открытости, постоянного обмена информацией и инициативами, поддержки друг друга, самоорганизации. НапримеВ этом их главное отличие и достижение на данный момент среди сообществ в России.
8
И, наконец, часто люди даже не осознают, что они состоят в каком-либо сообществе, и даже не в одном. Мы живем в большом городе и думаем, что мы у нас мало общего с людьми, которых мы встречаем на лестничной площадке, в метро, в лифте офиса. Но на самом деле сообщества пронизывают всю ткань города. Мы все часть какой-то группы. И осознав это, мы станем по-другому относиться к своему городу и его жителям. Поэтому мы создали проект, который иллюстрирует эту идею. Мы предлагаем вам выбрать утверждения, с которыми вы согласны...
Made on
Tilda